ХЭСЭД АРЬЕ (Львов, Украина)
Май 2006 № 5 (77)

 

Александра СОМИШ

 

«Дона-Фест 2006»

«...Но кому мила свобода, тот как ласточка взлетит».

 

Есть такая еврейская песенка «Дона» про то, как везут теленочка на заклание, а в песенке
той — очень мудрые слова: «...но кому мила свобода, тот как ласточка взлетит». Может быть
так, «на заклание», вели идишкайт, со всей его богатейшей и уникальной традицией. Но не даром сочинялись простые на первый взгляд песни. Полетели первые свободные ласточки возрождения еврейской культуры, снова звонко зазвенел идиш, пусть пока только со сцены, но зато с какой сцены!

16 марта в Москве в театре на Таганке с колоссальным успехом прошел заключительный Гала-концерт второго международного фестиваля еврейской музыки «Дона-Фест 2006». На рекламных проспектах — надпись: «Все еврейские звезды»,«Такого в Москве еще не было!». И ведь правда, еще пару лет назад, встречаясь на еврейских фестивалях в разных уголках постсоветского пространства с замечательными музыкантами из Москвы, исполняющими клезмерскую музыку, я с грустью слышала одно и тоже — про творческое одиночество, про отсутствие единомышленников в мегаполисе, про невозможность создать большой серьезный коллектив, устроить столичный фестиваль еврейской музыки. «И это-то в Москве!» — поражалась я.

Нашелся человек, не только всем сердцем влюбленный в идишкайт, но и способный эту любовь обратить в созидательную силу, благодаря которой появился московский клезмерский ансамбль «Дона», собравший лучших еврейских музыкантов Москвы. А на базе этого ансамбля родился фестиваль, участницей которого мне посчастливилось быть.

Анатолий Пинский — руководитель ансамбля, директор и душа праздника — замечательный певец, знаток идишской песни, а «по совместительству» еще и выдающийся физик и педагог. Но главное, добрейшей души человек, притягивающий к себе таких же добрых и светлых людей. Может быть, поэтому московский фестиваль оказался не только культурно-просветительской акцией, но и неким актом омовения от пыли современной «попкультуры».

Представьте — XXI век, Подмосковье, березки, глубокая ночь, участники уставшие, но счастливые вернулись с очередного блестящего концерта в Москве, никому не хочется спать. И вот скрипки, кларнеты, домбра, баян, контрабас оживают в руках музыкантов из разных уголков мира. Некоторые
из них, может быть, первый раз играют вместе, но прекрасно понимают друг друга, даже если
говорят на разных языках, и звучит вальс, в который тонко вплетаются еврейские мелодии. По залу кружатся пары, танцуют все — и Аркадий Гендлер, любимый всеми учитель идиш из Запорожья, вечно молодой, хоть и переживший войну и Холокост, и совсем молоденькие певицы из Риги, Самары, Питера. Потом кто-то заводит песню, которая не пелась более чем пол-века, и оказывается, что весь зал подхватывает не только мелодию, но и знает слова на идиш. А сколько их — мелодий, красок, об-
разов... Ведь только что, на концерте, зрители умоляли сыграть «Хава Нагилу», им казалось, что это — квинтэссенция и суть еврейской музыки, но уже через несколько номеров они понимали, как были обделены в течение стольких лет, лишившись счастья общения с богатейшей культурой идишкайта.

В рамках фестиваля прошло 4 концерта для широкой публики. Москвичей радовали и восхищали такие корифеи, как вокальный квартет «Ашкеназим» (Англия-Россия), ансамбль «Харьков Клезмер Бенд», прославившийся далеко за пределами Европы, королева песни на идиш Адрианна Купер (США) и виртуозная пианистка Мерилин Лернер (Канада), блестящий кларнетист Мерлин Шеперд (Англия) и международная капелла под его управлением, и, конечно, хозяева праздника — ансамбль «Дона», обладающий звездным составом, как инструменталистов, так и солистов-вокалистов.


Мне посчастливилось выступать с ними: дуэтом с Анатолием Пинским я исполнила игровую песню Варшавского происхождения «Харшл» про незадачливого «рекетира» 20-х — 30-х годов, который проигрался в карты, потерял невесту и возможность собирать «швентоерский процент» с населения. В затейливую аранжировку были вплетены мотивы, которые пела мне еще моя бабушка — удивительно артистичная и музыкальная женщина. Она была бы счастлива видеть свою внучку в окружении таких талантливых, замечательных людей.
В заключительном Гала-концерте зрители увидели настоящее созвездие артистов, занимающихся музыкой идишкайта, и сколько было выступающих, столькими гранями сверкал алмаз еврейской музыки, а каждая из этих граней была особенна, уникальна, неповторима.

Пусть этот алмаз никогда не померкнет, и пусть люди, которые его берегут, будут счастливы.